Таргетно-молекулярная терапия

Таргетно-молекулярной терапия — относительно новое направление лечения рака. Суть его в том, что при помощи специальных препаратов, ингибиторов, происходит воздействие на молекулы, отвечающие за рост опухоли, и тем самым происходит блокирование роста раковых клеток. В отличие, например, от химиотерапии такие препараты намного менее вредны для нормальных клеток.

В 2008 году ученые из Детской больницы Филадельфии (США) открыли, что причиной нейробластомы в ряде случаев является мутации в гене ALK (anaplastic lymphoma kinase). По разным оценкам это 9-14% нейробластом. Включая все случаи «фамильной» нейробластомы, которая может передаваться по наследству (это очень редкий случай, где-то 1%, но при нем мутация присутствует не только в клетках опухоли, но и во всех клетках тела). Кроме того, этот же ген «поломан» при некоторых видах детской лимфомы и взрослого немелкоклеточного рака легких.

Т.к. к тому времени уже был разработан препарат-ингибитор Crizotinib для лечения ALK-позитивного рака легких, то под руководством докторов из Филадельфии в США запустили клиническое испытание этого лекарства для детских опухолей. Препарат, грубо говоря, блокирует сигналы, закодированные в «неправильном» гене, тем самым разрушая ненормальные клетки. Вот, например, история девочки, которой ничего не помогало, и которая попала в это клиническое испытание.

Как выяснилось, не все ALK-позитивные нейробластомы хорошо поддаются Кризотинибу. Возможных мутаций ALK гена при нейробластоме может быть много, но есть две самые распространённые (F1174L и R1275Q), около трети случаев на каждую. Причем мутация F чаще всего присутствует вместе с амплификацией (увеличением копий) гена n-myc (это важный параметр при нейробластоме, если эта амплификация есть, то это может привести к ухудшению прогноза). Оказалось, что на эту мутацию препарат воздействует гораздо хуже.

Сейчас разработаны еще, как минимум, два ALK-ингибитора: Ceritinib (компания Novartis) и японский Alectinib. Они как раз направлены на улучшение результатов для опухолей, сопротивляющихся Кризотинибу. Мы не нашли информации о применении Alectinib в детских клинических испытаниях, а вот Ceritinib (или LDK378) — ингибитор второго поколения — применяется. Одно из клинических испытаний началось в 2013 году, и проводится в более чем 20 клиниках мира. Конечно, с учетом небольшого числа детишек, участников клинического испытания, это не тот срок, чтобы врачи могли бы сделать конкретные выводы. Поэтому, например, по срокам, они ориентируются на аналогичные методы лечения лейкемии, где препарат-ингибитор рекомендуется принимать не менее года.

Хочется надеяться, что эти препараты скоро придут и в детские исследования в России, тем более, что они уже есть в стране — клинические испытания Кризотиниба и Серитиниба для взрослого рака проводятся у нас уже несколько лет. И судя по публикациям, изучение генных особенностей опухолей идет полным ходом, и новые препараты, которые помогут все бОльшему количеству детей, не за горами.


Внимание! Информация для статей на сайте и в группах организации взята из открытых источников и не подвергалась рецензированию врачами.

Добавить комментарий